5 удивительных матовых картин в фильме «Империя наносит ответный удар»

5 удивительных матовых картин в фильме «Империя наносит ответный удар»

Последнее время стало совсем мало новостей, которые касаются новых и текущих проектов вселенной «Звездные войны». Скорее всего этого связано с достаточно сложной обстановкой в мире, особенно это касается США. Хотя, может быть это «затишье перед бурей», которая начнется осенью, с выходом второго сезона «Мандалорца». Поэтому придется обратится за хорошей информацией к официальному сайту Star Wars. Там всегда есть что почитать, поэтому это будет очередной перевод еще одной истории из рубрики «за кадром».

Семьдесят матовых картин были созданы для фильма «Звездные войны: Империя наносит ответный удар» тремя художниками из Industrial Light & Magic (ILM). Двое из них, Ральф Маккуорри и Майкл Панграцио, были относительными новичками в этой области. Другой, Харрисон Элленшоу, практически был воспитан для этой задачи, как сын избранного Уолтом Диснеем художника матовых картин, Питера Элленшоу.

Используя акриловые и масляные краски, некоторые матовые картины были фрагментами для того, чтобы завершить уже имеющийся снимок, другие были целыми «окнами» в галактику, и вполне уместно, что все они были нарисованы на рамочном прямоугольном стекле (любимая история ILM гласит, что из душевых дверей, купленных в хозяйственных магазинах, получались лучшие холсты). Это точное искусство, если не сказать больше.

Матовый отдел имел свою собственную студию на втором этаже объекта ILM “Kerner Optical” в Сан-Рафаэле, Калифорния (где даже незначительная тряска в здании могла повлиять на процесс съемки). Для создания многих эффектов, картины были объединены с элементами фронтальной проекции на прозрачные или нейтральные участки окрашенного стекла. Нил Крепела и Майкл Лоулер были матовыми фотографами, которым помогал Крейг Бэррон и Роберт Элсвитт (ему было всего 18 лет). Вот истории, которые стоят за пятью нашими любимыми матовыми картинами.

Фото: Starwars.com

Фон для поля боя

Проблемы с фотографиями на синем экране привели художников ILM к использованию классической техники бля битвы при Хоте, вдохновленной работой Уиллиса О’Брайена о Кинг-Конге (1933). Stop Motion [технология, когда делался кадр объекта, затем, после небольшого перемещения объекта делался еще один кадр. — Star Wars Post] AT-AT и другие анимированные модели были сфотографированны непосредственно перед нарисованным фоном. Главный художник этих картин был 21-летний Майкл Панграцио.

Майкл Панграцио за работой на фоне битвы за Хот. Фото: Starwars.com
Аниматоры Дуг Бесвик (слева), Джон Берг (в центре) и Фил Типпет (справа) за работой перед фоном Панграцио. Фото: Starwars.com

Работая с эталонными изображениями норвежских съемочных площадок, работа Панграцио была больше похожа на традиционный голливудский фон, чем на современные визуальные эффекты матовых поверхностей (самый большой был 35 футов [почти 11 метров] шириной). Хотя физический фон в то время стал несколько устаревшим, руководитель эффектов Деннис Марен объяснил журналу Cinefex:Это просто потому, что у них нет подходящего художника для этого». Панграцио также создал картины переднего плана, которые были физически отсняты на стекле перед моделями, чтобы придать дополнительный реализм.

Фото: Starwars.com

Ни один транспорт не ушел

Хотя Ральф Маккуорри был опытным художником, у него было мало опыта в матовой живописи. Департамент нуждался в дополнительной помощи, чтобы уложиться в срок, поэтому, он присоединился к марафону шестидневной рабочей недели и помог наставнику молодого Панграцио. Маккуорри был счастлив создавать картины, которые будут непосредственно сфотографированны и видны на экране, в отличии от его концептуального искусства.

Концепт арт Ральфа Маккуорри интерьера базы «Эхо». Фото: Starwars.com
Матовая картина Ральфа Маккуорри о транспорте повстанцев на базе «Эхо», перед которой он и другие члены экипажа появились. Фото: Starwars.com
Ральф Маккуорри рисует вид на внешний вход на базу «Эхо». Фото: Starwars.com

Этот вид интерьера базы «Эхо» пробуждает ту же композицию, что и одна из концепт-картин Маккуорри, с увеличивающимся уровнем глубины. В финальной версии, крестокрылы и Тысячелетний Сокол заменяют на транспорты повстанцев, и это единственный раз, когда их можно увидеть внутри ледяной крепости. Живые актеры на переднем плане (их играют арт-директор Джо Джонстон, Харрисон Элленшоу, Майкл Панграцио и редактор эффектов Майкл Келли) обсуждают план эвакуации. Сам Маккуорри, переодетый в генерала повстанцев, идет справа налево с портфелем в руке. «Это было довольно изящно, когда парень, который на самом деле делал картину, двигался перед своей собственной работой», — объяснил Cinefex руководитель эффектов Ричард Эдланд.

Фото: Starwars.com

Вскоре после завершения «Империи», руководитель эффектов Ричард Эдланд отметил этот установившийся взгляд на Дагобу Харрисона Элленшоу, как его любимую матовую картину в фильме. «[…] Это все [картина], за исключением небольшого водоема н переднем плане с небольшим туманом», — сказал Эдланд Cinefex. «Все, что мы добавили, это дым, выходящий из X-wing, и ожившие птицы». Это момент, когда эффекты занимают центральное место, любезно предоставленное ILM и Sprocket Systems (позже переименованная в Skywalker Sound). Дагоба представляется как мир, одинаково пугающий и манящий.

Харрисон Элленшоу за работой над видом аварийной посадки Люка. Фото: Starwars.com
Матовая картина Харрисона Элленшоу (в финальном фильме перевернутая по горизонтали). Фото: Starwars.com
Оператор Кен Ралстон оживил куклу, сделанную Филом Типпетом. Фото: Starwars.com

Для Элленшоу это была одна из самых больших картин, созданных им для «Империи», причем половину своего времени он обычно посвящал присмотру за матовым отделом. Маленькие куклы, изображающие птиц, были сделаны Филом Типпеттом, а затем анимированные с помощью stop-motion Кеном Ралстоном из ночной группы ILM, которую Элленшоу позже представил исполнительному редактору Lucasfilm Дж.У. Ринзлеру как «сумасшедшую группу».

Фото: Starwars.com

Поспешный отъезд

Сроки сжимались все больше, поэтому арт-директор Джо Джонстон вмешался, чтобы помочь Майклу Панграцио нарисовать низкоорбитальный вид Дагобы. Это послужило фоном для X-wing Люка Скайуокера, взлетевшего в космос на пути к Облачному городу.

В этом откровенном виде справа от камеры видны комбинированные слои и фон. Фото: Starwars.com
Камера прямого обзора Дагобы на низкой орбите. Фото: Starwars.com

На самом деле эффект требовал двух картин: одна — зеленовато-коричневая планета, вторая — тонкий слой облаков на плексигласе. Перпендикулярно камере облака располагались в нескольких дюймах над планетой, создавая тени на поверхности Дагобы. Сфотографированная иллюзия была очень убедительной.

Фото: Starwars.com

Приклейте посадку

За десятилетия до того, как компьютерные графические эффекты позволили ILM реализовать Корусант, Облачный город был труднодоступны мегаполисом для визуализации. Была рассмотрена расширенная модель, но на ее создание оставалось мало времени. Основная часть работы выпала на долю Ральфа Маккуорри, который создал серию видов города, включая тщательно детализированный широкий снимок Тысячелетнего Сокола на посадочной платформе.

Ральф Маккуорри рисует прибытие, в том числе двумерный 
Сокол тысячелетия . Фото: Starwars.com
Маккуорри закончил рисовать. 
Черная область — то место, где живое действие должно было быть объединено через фронтальную проекцию. Фото: Starwars.com
Нил Крепела готовится спроецировать элементы живого действия на картину и сфотографировать их вместе. Фото: Starwars.com

Режиссер Ирвин Кершнер отметил это как один из самых сложных кадров во всем фильме, с живыми кадрами, снятыми в студии Elstree на 64 футах сценического пространства, которое затем было объединено с матовой картиной ILM. Каждый элемент массивного кадра был “сделан в студии», как объяснил Кершнер журналисту Алану Арнольду, от England to California. Маккуорри напрягал мускулы, глядя на завораживающую сцену заката. «Что мне так нравилось во внешнем облике Облачного города», — позже скажет Харрисон Элленшоу в своей закулисной статье. «Так это тонкость неба и освещения. Элегантность — вот в чем все дело. Очень немногие люди могут сделать это, даже сегодня с CGI».

К февралю 1980 года матовый отдел начал работать 24-часовыми сменами только для того, чтобы закончить свою работу вовремя. Джордж Лукас заходил почти каждый день, чтобы проверить, как там дела. График постепенно приближался к выпуску 21 мая, но, наконец, каждая картина была закончена и сфотографирована. После «Империи», Харрисон Элленшоу вернулся в Disney, где следующий его проект эффектов был дальновидным приключением, Трон. Майкл Панграцио поднялся, чтобы контролировать матовую живопись на будущих постановках ILM, прежде чем продолжить свою карьеру в других студиях визуальных эффектов. А Ральф Маккуорри, ну, он продолжал оставаться незаменимой силой в визуальном дизайне «Звездных войн».

Источник: официальный сайт Star Wars. Перевод Star Wars Post.

Добавить комментарий